ПРИРОДА И ЧЕЛОВЕК
На Главную Написать письмо Карта сайта
ГЛАВНАЯ
СТАТЬИ
КОНТАКТЫ
КАРТА
ПРИРОДА ДАЕТ ДОСТАТОЧНО, ЧТОБЫ
УДОВЛЕТВОРИТЬ ЕСТЕСТВЕННЫЕ ПОТРЕБНОСТИ
Сенека
ОКЕАН И АТМОСФЕРА
Океан
Атмосфера
Взаимодействие
РАСТЕНИЯ В БЫТУ
Природа
Помощники
Эстетика
ЧАЙНЫЙ ГРИБ
Уход за грибом и разведение
Лечение чайным грибом
Чайный гриб в кулинарии
Статьи / Поэма о верблюде
Природа непременно возмещает человеку, живущему в экстремальных условиях, все «крайности» своего проявления. Жителям пустыни словно бы в подарок она ниспослала дромадера - одногорбого верблюда. Без него быстро обезлюдела бы Сахара. Мой интерес к удивительному животному возбудил во время поездки в Могадишо директор департамента естественных наук Академии наук и искусств Сомали Мохамед Али Хусейн.

Детище своей среды, экологически самое приспособленное животное! - восхищался мой африканский друг, выпускник Украинской сельскохозяйственной академии. - В нашей стране 6,1 миллиона одногорбых верблюдов, то есть 60 процентов их африканского поголовья и треть — мирового. Проследи — и увидишь, как верблюды похожи на людей. Среди них есть трудяги и лодыри, равнодушные флегматики и непредсказуемые холерики. Веками верно служат верблюды человеку. На востоке Сирии, в Тель-Халафе, археологи раскопали изображение дромадера, созданное около пяти тысяч лет назад. В древнем Египте путешественники брали в дорогу высеченную из камня фигуру верблюда, считая ее символом удачи... Этих надменного вида животных я впервые воочию увидел в начале 60-х годов у подножия пирамид Гизы в Каире на действующем там уже более полутысячи лет верблюжьем рынке. Затем - рядом с храмом царицы Хатшепсут в Долине царей, близ Луксора, на юге Египта, в Мали и Нигере среди песков Предсахарья и, наконец, в Сомали.

В Каире я сблизился с муэдзином Мохамедом Хасаном Али. Как-то мы по-каирски долго толковали о том — о сем за чашкой кофе на открытой веранде кафе, и я неосторожно сравнил одного прохожего с верблюдом явно не в пользу последнего.

— Вы очень ошибаетесь, — поморщился мой собеседник. — Запомните, верблюд обладает многими добрыми качествами, он - баловень ислама. У Аллаха 100 священных имен, которые знал один Мухаммед. 99 пророк раскрыл верным ученикам, а сотое доверил лишь зятю — «царю мужей» Али и, заметьте, любимому верблюду, который по сию пору не выдал вверенной ему тайны.

Впоследствии в «Сказаниях о пророках» я вычитал: когда правоверные отрекутся от своих верблюдов, настанут конец света и божий суд. Но жизнь убеждает иногда больше, чем философские истины. Однажды, кочуя в районе Нугаал и Доло, сомалийский поэт Самантар Бахнан повздорил с женой из-за того, что она захотела подарить родственникам некоторых принадлежавших ей верблюдов.

— Я, конечно, люблю твою многочисленную родню, особенно твоих папу и маму, — признался Самантар супруге, — Но что ты сама будешь делать без верблюдов? В них — наше счастье и благо. В твоей хижине все сосуды заполнены молоком, а что будет, когда верблюды уйдут? Добро бы еще изредка потчевать твоих родителей молоком как дорогих гостей, но отдать им насовсем верблюдов - это чересчур.

Поэт-реалист принял меры вовремя, поскольку знал, что от таких подарков в Сомали никогда не отказываются. А в назидание потомкам он сочинил поэму, основную идею которой можно выразить так: человек в здравом рассудке не расстанется с верблюдами. Верблюды — гарантия жизни,
И дарить их нельзя никому,
Даже родному отцу, - заканчивалась поэма.
Более половины сомалийцев кормятся скотоводством. Среда и жизненный опыт воспитали в них все: характер, привычки, представления о прекрасном. «Уши верблюда и натура человека не меняются», — заявляют пастухи. Напомним: уши верблюда не увеличиваются в размере в период его роста. Кочевники не перегружают себя вещами, зато каждый предмет имеет для них особый смысл. Жители пустыни не отрываются от грешной земли. Не потому ли верблюд избран символом сомалийского народа, его независимости? В разговорах сомалийцы утверждали, что их культура выжила в веках благодаря... верблюду. В стихах народ Сомали сравнивается с исполинским верблюдом. Две пословицы из трех так или иначе связаны с «кораблем пустыни».

«Клянусь верблюдом!» заявляют сомалийцы, арабы и туареги, когда хотят, чтобы им поверили. Нарушить такую клятву — лишиться благоволения судьбы. Народы и люди по-своему понимают, что такое счастье, сообразно географической среде, в которой живут, своей истории и культуре. В шатре туарега Имажерена Фаделя бен Феззане в песках Предсахарья за фасолевой похлебкой я услышал старинную песню, в которой были слова: «Дайте мне верблюда, седло и шатер - и я буду счастлив». Туарег счастлив, когда у него под седлом мехари — быстроходный верблюд со светлой шерстью. Мехари уносит хозяина от врагов, спасает от песчаной бури, помогает отыскать воду и дает чудесное ощущение приволья. «Араб торжествует только там, куда ведет его верблюд», — сказал Халиф Омар. Его слова применимы и к сомалийцам. Издавна они говорят: «Счастье шествует нога в ногу с верблюдом».

Семья у большинства сомалийцев стоит на трех «китах»: муже, жене и верблюде. Поэтому мужчина гордится, когда его сравнивают с верблюдом, отдавая тем самым должное его стойкости и жизнеспособности.

Для бедуинов и сомалийцев верблюды — гарантия от засухи, болезней, других буйств стихии. В 1974 — 1975 годах страшная засуха в Сомали уничтожила 60 процентов мелкого и крупного рогатого скота и лишь одного верблюда из десяти. Дромадеры пасутся по всей Сомали, где температура редко бывает ниже 35 градусов.

Для стран, испытывающих трудности с продовольствием, верблюд - дар провидения. Он ест все, даже растолченные финиковые косточки, саранчу и вяленую рыбу. Если корова съедает 5 килограммов пищи в день, овца — 4—5, то верблюду хватает и трех. Пожует он колючки да сухие ветки — и доволен. Он способен долго не есть, жить без воды 20 — 30 дней и при этом, словно джинн, выполнять любые задания хозяина. Из веры сомалийских пастухов в стожильность верблюда как поучение нетерпеливым появилась пословица: «Верблюд, пробывший без воды месяц, может потерпеть без нее еще один день». В засуху его стараются поить каждые 6 — 7 дней. За один раз он пьет 80 — 200 литров воды, два-три раза переводя дыхание. Каждые шесть-восемь месяцев ему дается соль. Верблюдов подводят к соляным копям или дают им растения, в побегах которых содержится соль.

По традиции женщина в Сомали имеет личных верблюдов и после брака присоединяет их к стаду мужа. Есть стада, принадлежащие роду. Отец дарит новорожденному сыну верблюдицу, закладывая основу его стада. «Каков верблюд — таков и хозяин», — гласит пословица. Другая в виде вопроса развивает ту же мысль: «Облезлый верблюд, ты чей?» И лицо владельца запущенного животного чернеет от смущения. (К слову сказать, чернокожие сомалийцы не краснеют от стыда, а еще больше чернеют.) На свадьбу отец и другие родичи добавляют к стаду жениха дойных и вьючных животных.

И у других народов пустыни не успевало дитя родиться, как оказывалось рядом с верблюдом. У арабов едва ребенок исторгал первый крик, как бабушка или самая старая женщина племени брала его на руки и подставляла под верблюдицу, чтобы та окропила младенца мочой. Этот необычный душ, по поверьям, прогоняет от малыша злых духов и дает ему силу.

Сомалийцы говорят: «У всех верблюдов задние ноги кривые», что по-русски означает: «Все черти одной шерсти». Однако если кто-то думает, что все верблюды на одно лицо, то он не прав. У каждого — своя кличка, зависящая от его масти, облика и нрава. Пастух сразу покажет верблюда с привлекательной внешностью. Доказано, что лучше в этом разбираются сами животные. Скот селекционируется. Верблюдица в Сомали живет 25 — 30 лет и приносит потомство раз в два года, всего 8 — 10 раз за свою жизнь. Из новорожденных самцов одного сохраняют для воспроизводства, остальных кастрируют или готовят на убой. Племенного верблюда отбирают, учитывая его внешность, поведение и генеалогию. Он должен быть крепким физически, уравновешенным.

Племенной верблюд — в почете. Иногда его занимают у соседей, а бывает, что самок гонят за 200 - 500 километров туда, где пасется выдающийся самец. А ему обычно ни в чем не отказывают, на нем не возят грузы, и, кроме зелени, которую он пощипывает на пастбище, его потчуют еще маслом сезама и возбуждающими травами. В свободный от спаривания период самца держат подальше от верблюдиц, чтобы он не привыкал к ним и не терял интереса к «прекрасному полу». «Частое общение с любимой женщиной способно убить любовь», - подметили практичные кочевники и с успехом распространили это правило на верблюда.

Среди верблюдов тоже есть своя иерархия. На вершине пирамиды барствуют верблюды-производители. Затем идут молочные и вьючные верблюды. У подножия лестницы теснятся те, что предназначены на убой. Ни кочевники Сомали, ни туареги Западной Африки, ни бедуины пустынь Северной Африки не приемлют алкогольных напитков. Они с презрением выплеснут виски из стакана и обрадуются кружке верблюжьего молока, ибо, как считается у них, «молоко делает мужчину». Бодрящий напиток овеян у сомалийцев массой легенд и пословиц. Даже название страны связано с ним. Слово «Соомаал» в переводе означает «Иди и дои».

В народной традиции верблюд рассматривается как чудесный бездонный колодец, из которого человек черпает дарующую здоровье влагу. Кочевники пьют молоко не менее трех раз в день. «Глоток молока дает силы на полдня пути», — уверяет поговорка. Верблюжье молоко обладает целебными свойствами и хранится дольше, чем козье или коровье. После доения его окуривают дымом костра, чтобы оно долго не прокисало. У большинства народов только что надоенное молоко запрещено кипятить: есть поверье, что так можно накликать болезнь на верблюдицу. Дойных верблюдиц никогда не используют для перевозок: это дело вьючных верблюдов. Предпочтение верблюдице понятно, ибо молоко — одно из немногих кушаний сыновей и дочерей пустыни. Слаб и беспомощен мужчина,
Не вкушающий молока.
От такого отвернется
Любая уважающая себя девушка,
Какой бы выкуп за нее ни предложили,
предостерегает песня, которую поют кочевники.

В Сомали два коротких сезона дождей. Засухи там повторяются каждые 6—8 лет. При таком климате люди выжили благодаря верблюжьему молоку. Поэт Омар-Хусейн Истеллийе, родившийся в конце XIX века на северо-западе страны, вспомнил в одном из произведений, как в детстве любимая верблюдица Дхоол живительным молоком спасла его и других детей от гибели.

Гость может нагрянуть даже глубокой ночью, так как день в кочевых просторах посвящен труду. Позор семье, в которой ему не подадут свежего молока: кислое подавать не принято. И вновь выручает верблюдица, которую можно доить более трех раз в день, даже через час-два после того, как она дала молоко, тогда как коров и коз доят дважды. Доение — священная обязанность мужчин.

Большая часть тяжелого труда в пастушеской семье ложится на главу семьи и его транспортного верблюда. Они помогают друг другу, и хозяин заботится о четвероногом помощнике как о себе самом.

Когда верблюд достигает возраста 4-5 лет, его учат слушаться поводыря, перевозить людей и грузы. Очень важно не упустить время для обучения: в более зрелом возрасте верблюды уже не поддаются науке и остаются непослушными и строптивыми на всю жизнь. В начале укрощения они часто лягаются, ревут при приближении тренера, бывает, норовят схватить зубами подошедшего человека за руку или ногу.

На верблюде в период обучения не ездят, его не загружают. Через год-два он либо становится покладистым, либо сохраняет привередливость, требуя к себе постоянного внимания.

Строптивцев, если на них все же решаются перевозить людей и поклажу, держат во главе каравана: если они, поставленные по неопытности в середине, примутся буянить, то могут внести сумятицу в строй. Спокойные носильщики всегда в цене. Нередко вьючные верблюды обслуживают несколько семей. Если у какой-либо семьи нет таких животных, то в засуху их вывозят из района бедствия соседи, имеющие горбатых перевозчиков.

На празднике в Сомали только мясом большого верблюда можно накормить уважаемых людей. «Вокруг туши верблюда всегда много интересных разговоров», — гласит пословица. За трапезой несколько семейств решают свои проблемы, договариваются о породнении и сотрудничестве. Стареющим мужчинам рекомендуется верблюжья печень. В арабских сказках в сочных красках рассказывается, как счастливчики лакомятся жареным верблюдом, начиненным бараном, курами или индейками.

Большая часть сомалийских народных песен родилась во время водопоя. Как русский ямщик в трескучий мороз подбадривал себя песней в бескрайних снежных просторах, так и пастухи запевают песню, вытягивая из колодца увесистые бурдюки. Пока не сойдет кожа с ладоней,
Не начнут ныть от боли бока и поясница,
Не навалится усталость,
Верблюды не отвернутся от воды.
К концу дня водопоя пастухи, как говорится в этой песне, выбиваются из сил, но их удовлетворение беспредельно. Кочевник в кочевнике уважает труженика: в столь экстремальной среде лодырю-краснобаю не выжить. Одному человеку не под силу напоить своих 50 — 100 животных из колодца глубиной от пяти до двадцати метров. «Пастухи держат свои стада вместе и одновременно отдельно», — прямо намекает пословица на законы, которые диктует нужда в водопое. Они помогают друг другу. В помощи пастуху никогда не отказывают. В процессе общего труда пришло осознание взаимозависимости людей.

Некоторые ошибаются, считая, что жаждущий верблюд может по собственной воле хлебать даже из грязной лужи. Поиски источника - непростое дело. Опытные пастухи ведут животных к чистым колодцам, спасая их от инфекции. Мужчине сызмальства советуют быть гордым и работящим, как верблюд, женщине столь же грациозной и терпеливой. Верблюд — лучший ярад (свадебный выкуп) за невесту. Ярад — старинная традиция, соблюдаемая в Сомали. Свадьба завязывает узы не только между семьями, но и кланами. У человека со скромным достатком мало шансов на свадьбу с признанной красавицей. Максимум, на что он может рассчитывать, — это на брак с женой умершего брата, говорят жители пустыни.

На недостатки владельца многочисленного стада внимания не обращают ни родители, ни невеста, верующие в принцип: «Стерпится - слюбится, была бы лишь верблюдица». Говорят, что он низкорослый,
Но у него же есть верблюды.
Говорят, что он отвратителен с вида.
Тоже правда, но он не трус и не лентяй,
- эту песню любят и мужчины, и женщины.

По внезапно вспыхнувшей страсти кочевники не женятся: в пустыне можно найти спутницу жизни по сговору. Женихи заведомо наводят справки о достоинствах девушки и ее родителей.

Долго колеблется мужчина перед тем, как заплатить кровными верблюдами за любовь и семейный очаг. «Мужчина женится в тот момент, когда осознает, что женщина может быть дороже верблюда», — определяют кочевники психологию брака в пустыне. Руки гаари — идеальной раскрасавицы — домогаются многие. Поэт Абди Галайя даже пытался представить дело так, что чем горячей любовь, тем легче пастуху расстаться с любимым верблюдом. Однако и соображения выгоды заметно примешиваются к вступлению в брак двух юных существ. Как и в других краях, среди определенного сорта молодых людей и их родителей ценятся дочери вождей и уважаемых людей. Эту деталь кочевого быта подметил все тот же проницательный поэт Абди Галайя, вложивший романтические слова в уста юноши: Дочь благородного отца
В нежные 17 лет,
Косы ниспадают на твои округлые плечи,
Начинает околдовывать твой женственный торс.
Я думаю: только великолепная верблюдица Сууб -
Достойный ярад за твою мягкую руку.
Примерно так же подходят к решению выйти замуж и многие девушки. Их отношение ярко описывает песня на диалекте мей. Девушку, чья кожа отливает хлопковой белизной, посватал юноша. Сначала он по неосторожности пригнал ей много коров и коз. Но гаари с презрением отказала ему. Жених не растерялся.

— За тебя, моя черногрудая верблюдица, я не пожалею ста верблюдиц во главе с племенным красавцем! — воскликнул он и быстро нашел отклик в отзывчивом девичьем сердце.

Во время междоусобиц эти животные искони считаются наилучшим средством избежать кровной мести. В качестве платы за пролитую кровь родственникам погибшего передавалась «мага» - до 100 верблюдов за мужчину, 10 - 15 за женщину. Ныне это запрещено законом, но в отдаленных районах люди еще живут по обычаям предков. В Кении впервые на африканской земле создан центр по разведению этих животных, но, пожалуй, в Сомали такие центры существуют давно и повсюду. «Будут верблюды — будут мужчины», — объяснил мне погонщик верблюдов Али Сайд, которого я встретил по пути из Могадишо в Афгои.

«Племя похоже на забитого верблюда» — эта аллегория отражает положение внутри сомалийской общины: при дележе мяса каждому дается часть туши, соответствующая его положению и престижу. Лучшие куски перепадают лучшим, а таковыми могут быть владельцы верблюдов, которые пользуются репутацией сильных и умных людей, способных помогать в принятии важных решений. Воспитанный среди верблюдов храбр, терпелив и великодушен. Ему антипатично лицемерие. Ну а тот, кто разводит коз, вообще не считается за мужчину, поскольку у сомалийцев это женская работа. Кровью и потом добываются честь и слава. Пастух должен быть готов даже к единоборству с гиеной или львом. «Человек, который не может защитить своего верблюда, теряет право жить в пустыне», — подобна приговору народная пословица.

По возможности сомалийские пастухи стараются чтить заветы ислама. Однако в народных песнях звучат сетования на то, что, ухаживая за верблюдами, немыслимо молиться по пять раз в день, на то, что нет воды для омовения. Пастухов часто призывают на собрания старейшин для обсуждения общинных дел. Тратя много времени на выслушивание мучительно длинных речей, они оставляют на произвол судьбы верблюдов, которые могуг разбрестись и потеряться в пустыне или саванне. В стихах рекомендуется кочевникам не подражать юнцам, увлекшимся игрой в шаксда (разновидность шахмат) и забывшим о стадах.

Владеющий сотней верблюдов прикрывает лицо повязкой или шарфом, которые служат отличительным признаком личной гордости. Даже если он не хватает звезд с неба, факт обладания стадом верблюдов создает вокруг него ореол незаурядности. В нем видят надежного человека, способного однажды оказать услуги обществу. «Мужчина, не имеющий верблюдов, подобен засухе», «Можно знать тысячу стихов, говорить красноречиво, но если у тебя нет верблюдов, то ты не мужчина», - без запинки повторяют сомалийцы свои швечные истины.

На кафедральном соборе в Амьене есть скульптурная фигура «Послушание» — верблюд на коленях, олицетворяющая смирение и унижение. В сознании христиан верблюд давно отыскал свое место. В Библии рассказывается о дойных и вьючных верблюдах.

Арабы отбирали для своих войск верблюдов с ярко выраженным злым нравом, обучали их военному делу. Верблюды помогали воину в бою, топтали неприятеля, а порой и хватали его зубами. Верблюдов увешивали украшениями, но, тем не менее, христиане не выделяли их среди домашних животных. Более того, на мясо верблюдов был наложен полный запрет.

Ныне для христиан дромадер символизирует покорность, податливость, умеренность и сдержанность, а иногда, значительно реже, - гордыню и алчность. Трогательное бессловесное животное вызывает острое чувство сострадания. Всю жизнь оно гнет хребет на человека. Пробивает роковой час — и верблюд смиренно умирает. Обессилев, он опускается на колени, кладет голову на теплый песок, закрывает глаза и уже больше никогда не поднимается.

Но смирение верблюда - отнюдь не обезволенность, а постоянное напряжение физических сил. Интересно, что Бонапарт сформировал верблюжий полк в своей армии, высадившейся в Египте. При 50-градусной жаре солдаты в синих шерстяных мундирах скоро погибали, но не от нападений мамлюков, а от солнечного удара. В живых остались только верблюды. Французы, однако, не извлекли должных уроков из трагедии, а обиделись на живучих животных, сделав из слова «верблюд» оскорбление.

Сомалийцы же видят в стойком животном символ счастья и борьбы. И, наверное, они правы.

Владимир Корочанцев


natuerlich.ru © 2008-2015
Все права защищены
E-mail:info@natuerlich.ru
Главная    :    Статьи    :    Контакты    :    Карта сайта