ПРИРОДА И ЧЕЛОВЕК
На Главную Написать письмо Карта сайта
ГЛАВНАЯ
СТАТЬИ
КОНТАКТЫ
КАРТА
ПРИРОДА ДАЕТ ДОСТАТОЧНО, ЧТОБЫ
УДОВЛЕТВОРИТЬ ЕСТЕСТВЕННЫЕ ПОТРЕБНОСТИ
Сенека
ОКЕАН И АТМОСФЕРА
Океан
Атмосфера
Взаимодействие
РАСТЕНИЯ В БЫТУ
Природа
Помощники
Эстетика
ЧАЙНЫЙ ГРИБ
Уход за грибом и разведение
Лечение чайным грибом
Чайный гриб в кулинарии
Статьи / Как залатать озоновую дыру
Если составить список потерь, нанесенных природе хозяйственной деятельностью человека, - своего рода «Глобальную Красную книгу», — право открыть ее с учетом тяжести последствий, скорее всего, заслужил бы истощающийся озоновый слой. Как спасти человечество от этой грозной опасности? Как организовать международную «скорую помощь», в которой так нуждается голубая (пока еще) планета Земля? Ответить на эти вопросы попытались представители 81 государства и более 20 международных организаций, собравшиеся в Хельсинки 20 лет назад.

Дискуссии, продолжавшиеся семь дней 1989 года, помогли нагляднее представить масштабы грозящей катастрофы и острую необходимость координации усилий для ее предотвращения в масштабах всей планеты. Первые шаги в этом направлении принятие Венской конвенции 1985 года об охране озонового слоя и вступивший в силу с начала нынешнего года Монреальский протокол, предусматривающий обязательства государств по замораживанию производства и последующему сокращению выпуска озоноразрушающих веществ.

В зале заседаний конференции словно тревожно стучал метроном: научные исследования последних лет неопровержимо доказали, что хозяйственная деятельность человека все быстрее ведет к разрушению озонового слоя атмосферы, защищающего жизнь на Земле от губительного воздействия жесткого ультрафиолетового излучения Солнца. Озон — трехатомные молекулы кислорода - рассеян над Землей на высоте от 15 до 50 километров. Его концентрация даже в 20-25 километрах от поверхности земного шара, где она достигает максимума, ничтожно мала. Дух захватывает, когда представишь, до чего тонка эта естественная защитная пленка! В тропиках ее толщина всего 2 миллиметра, у полюсов - вдвое больше. И все же этот фильтр надежно защищает нас от космической радиации.

Роль озона уникальна. Не сформируйся миллиарды лет назад этот газовый «панцирь», наша планета осталась бы бесплодным небесным телом, населенным разве что самыми примитивными формами подводной жизни. То же самое произойдет, если Земля лишится озонового пояса: ультрафиолетовые лучи в буквальном смысле слов» стерилизуют и уничтожают все живое на ее поверхности.

Эти факты, известные прежде лишь узкому кругу естествоиспытателей, ныне вошли в Общественное сознание. Но так уж устроен человек: понятиями «озоновый слой», «озоновая дыра» мы оперируем подчас с такой легкостью, словно обсуждаем сводку погоды. Наверное, этим грешил и я. Но до встреч, которые произошли на конференции...

66-летний египтянин Мустафа Толба — в прошлом университетский профессор, дипломат и государственный деятель, а ныне один из самых активных и авторитетных участников международного при-родозащитного движения. С 1976 года он возглавляет Программу ООН по окружающей среде (ЮНЕП). Мне довелось слушать его выступления и реплики на пленарных заседаниях, ответы на вопросы журналистов на пресс-конференциях, беседовать с ним лично. Толба убежден: из великого множества опасностей, угрожающих в наши дни окружающей среде, нет более серьезной, чем изменения в атмосфере планеты. Сравнить их можно только с последствиями мировой термоядерной войны.

- Главный носитель опасности для атмосферного озона, - подчеркивает ученый, - это группа химических веществ, объединенных под названием хлорфторуглероды (ХФУ). В неспециальной литературе их, как правило, называют проще: фреоны. В течение полувека эти химикаты, впервые полученные в 1928 году, считались чудо-веществами. Еще бы: нетоксичны, инертны, чрезвычайно стабильны, не горят и не растворяются в воде, наконец, удобны в производстве и хранении. Стоит ли удивляться, что сфера применения ХФУ динамично расширялась. В массовых масштабах они начали использоваться в качестве хладагентов при изготовлении холодильников. Потом пошли системы кондиционирования воздуха, за ними - всемирный аэрозольный бум. ХФУ оказались очень эффективными при промывке деталей в электронной промышленности, нашли широкое применение в производстве пенополиуретанов. Пик их мирового производства приплелся на 1987 — 1988 годы и составил около 1,2 — 1,4 миллиона тонн в год. Лидерство принадлежит Соединенным Штатам - около 35 процентов всего производимого объема. 40 процентов приходится на страны ЕЭС, 10—12 процентов - на Японию, 7—10 процентов - на нашу страну.

Мустафа Толба популярно и очень образно разъяснил механизм действия фреонов. Попадая в верхние слои атмосферы, эти «безобидные» вещества, инертные у поверхности Земли, зловеще преображаются. Под воздействием все того же ультрафиолетового излучения химические связи в молекулах ХФУ нарушаются. В результате выделяется хлор, который при столкновении с молекулой озона вышибает из нее один атом. Озон перестает быть озоном, превращаясь в обычный кислород. Хлор же, соединившись временно с кислородом, вскоре опять оказывается свободным и «пускается в погоню» за следующей «жертвой». Его активности и агрессивности хватает для того, чтобы разрушить десятки тысяч молекул озона.

Как говорится, капля камень долбит. Малозаметные, но накапливающиеся изменения привели к тому, что в Северном полушарии в зоне от 30-го до 64-го градуса северной широты с 1970 года общее содержание озона сократилось на 4 процента зимой и на 1 процент летом. А над Антарктидой — именно здесь английский исследователь Дж.Фарман впервые обнаружил «пробоину» в озоновом слое - каждую полярную весну открывается огромная «дыра», площадь которой равна территории США! В октябре 1987 года, когда были зафиксированы самые большие размеры «дыры», количество озона над шестым континентом было вполовину меньше нормального.

Если так будет продолжаться и дальше, то уже к середине XXI столетия человечество может оказаться на пороге глобальной экологической катастрофы с непредсказуемо тяжелыми последствиями. Расчеты ученых показывают, что при продолжении массовых выбросов ХФУ озоновый слой еще при жизни нынешнего поколения истощится на 20 процентов. Одно из последствий этого иллюстрирует такой пример: всего однопроцентное сокращение озона вызывает четырехпроцентный скачок в распространении рака кожи. Только в США этим недугом ежегодно заболевают около 300 тысяч человек. Вызывая рак кожи, ультрафиолетовые лучи одновременно подавляют иммунную систему, снижают сопротивляемость организма.

Десятки миллионов жителей планеты полностью или частично потеряли зрение из-за катаракты - болезни, виновником возникновения которой, как считают специалисты, также является повышенная солнечная радиация.

Но этим губительное воздействие ультрафиолетового излучения не ограничивается. Повышение его уровня способно вызвать деградацию экосистем и генофонда флоры и фауны, снижение урожайности сельскохозяйственных культур и продуктивности Мирового океана. К ультрафиолетовым лучам очень чувствительны хвойные деревья и злаки, овощи и бахчевые культуры, сахарный тростник и бобовые. Данные экспериментов свидетельствуют, что рост некоторых растений сдерживается уже нынешним уровнем радиации. Что же будет, если он повысится?

Наконец, разрушение озонового слоя — один из факторов, вызывающих глобальное потепление на нашей планете. Последствия этого явления, названного «парниковым эффектом», крайне сложно прогнозировать. А ведь ученые с тревогой говорят и о возможности изменения количества осадков, перераспределении их между зимой и летом, о перспективе превращения плодородных регионов в засушливые пустыни и повышения уровня Мирового океана в результате таяния полярных льдов. Нарушить экологический баланс, как показывает жизнь, совсем несложно, неизмеримо сложнее восстановить его. Озоноразрушающие вещества на редкость стойки. Разные виды ХФУ, попав в атмосферу, могут существовать в ней и творить свое разрушительное дело от 75 до 110 лет. Американский ученый Роберт Уотсон высказал в Хельсинки такое мнение: «Даже при полном прекращении производства ХФУ и других мощных озоноразрушающих химических веществ понадобятся десятилетия, а то и века для того, чтобы понизить содержание хлора до уровней, предшествовавших образованию антарктической «озоновой дыры».

И все же, по мнению ряда участников конференции, перспектива не так мрачна, как может показаться. Монреальский протокол дал в руки мирового сообщества практический механизм борьбы с озоновой опасностью. На сегодняшний день протокол ратифицировали около 40 государств, в том числе СССР. Протокол предусматривает замораживание, а затем поэтапное сокращение в целом на 50 процентов производства и потребления наиболее опасных озоноразрушителей.

Вспоминая Монреаль, Мустафа Толба рассказал мне, как трудно было тогда уговорить представителей некоторых стран согласиться на 50-процентное сокращение. Сейчас же стало очевидным, что и этого недостаточно. Уже после Монреаля выяснилось, что процесс разрушения озонового слоя развивается вдвое быстрее, чем предполагалось ранее. Это побудило многие правительства к радикальному пересмотру позиций - от нежелания сокращать производство ХФУ до готовности полностью отказаться от них. По словам Толбы, столь серьезные позитивные изменения претерпела и позиция Советского Союза. В Хельсинки широкий резонанс вызвало, в частности, выдвинутое советской делегацией предложение сократить, а затем и полностью прекратить производство метилхлоро-форма - соединения, которое не подпадает под действие Монреальского протокола.

Дискуссии в финской столице завершились принятием «Хельсинкской декларации об охране озонового слоя», в которой государства-участники заявили о своем согласии «как можно скорее, но не позднее 2000 года поэтапно прекратить производство и потребление ХФУ». Соответствующие изменения в протокол предполагается внести на втором совещании в будущем году. «В очень короткое время мы проделали очень большой путь», — сказал исполнительный директор ЮНЕП. Он улыбался, но заметно устал. Не скрывал удовлетворения и Кай Берлунд, министр по охране окружающей среды Финляндии, правительству которой было поручено подготовить текст декларации. Единодушное одобрение представленного проекта он расценил как важный политический прорыв на пути к решению одной из сложнейших глобальных экологических проблем. «Дух Хельсинки», политический термин, рожденный в 1975 году Совещанием по безопасности и сотрудничеству в Европе, применим теперь и для международного сотрудничества в области охраны окружающей среды.

Сразу по завершении дискуссий я попросил подвести их итог руководителя советской делегации -заместителя председателя Госкомгидромета СССР профессора В.М.Захарова.

- Все страны согласны, что озоновый слой надо спасать всеми возможными средствами, — сказал он. — При этом, однако, разные государства по-разному оценивают и возможные практические действия, и свой вклад в них. Для развивающихся государств остро стоит вопрос доступа к веществам, которые способны заменить ХФУ. Они испытывают обоснованные опасения, что переход на альтернативные соединения может нанести болезненный удар по их экономике, поскольку западная промышленность явно рассчитывает заработать на экспорте новой технологии.

Поэтому в Хельсинки создана рабочая группа, которая разработает механизм оказания развивающимся странам помощи при внедрении озонобезопасных технологических процессов. По этому вопросу было много споров, и тем важнее достигнутый компромисс. Решения, которые связаны с ограничениями, налагаемыми Монреальским протоколом, нелегко дались и нашей стране. Поэтому мы в полной мере понимаем те трудности, с которыми сталкиваются на этом пути развивающиеся и некоторые социалистические страны. Советский Союз готов поддержать любые шаги международного сообщества по обеспечению эффективной защиты озонового слоя. Мы открыты для самого широкого сотрудничества.

Александр Суриков


natuerlich.ru © 2008-2015
Все права защищены
E-mail:info@natuerlich.ru
Главная    :    Статьи    :    Контакты    :    Карта сайта