ПРИРОДА И ЧЕЛОВЕК
На Главную Написать письмо Карта сайта
ГЛАВНАЯ
СТАТЬИ
КОНТАКТЫ
КАРТА
ПРИРОДА ДАЕТ ДОСТАТОЧНО, ЧТОБЫ
УДОВЛЕТВОРИТЬ ЕСТЕСТВЕННЫЕ ПОТРЕБНОСТИ
Сенека
ОКЕАН И АТМОСФЕРА
Океан
Атмосфера
Взаимодействие
РАСТЕНИЯ В БЫТУ
Природа
Помощники
Эстетика
ЧАЙНЫЙ ГРИБ
Уход за грибом и разведение
Лечение чайным грибом
Чайный гриб в кулинарии
Обезьяны / Гориллы. «Ковчег переполнен»
Алан Мурхед во время второй мировой войны работал в Африке корреспондентом, а спустя несколько лет вновь вернулся на этот континент, но уже в качестве натуралиста. В книге «Ковчег переполнен» он описывает свои наблюдения, сделанные во время четырёх экспедиций, и выражает растущее беспокойство по поводу необходимости сохранения дикой природы на Африканском континенте.

Трудно найти лучшее описание гориллы, этого страшного на вид существа, чем то, которое содержится в приводимом ниже кратком отрывке из книги «Ковчег переполнен». Путешествуя по южной Уганде, Мурхед и его друг, изнурённые долгими часами блужданий по густым зарослям, неожиданно получают редкую возможность увидеть гориллу.


В самом начале нашего путешествия по Африке мы с другом, садясь завтракать, всегда старались выбрать уголок поживописнее: возле ручья или с хорошим обзором местности. Однако на этот раз мы просто плюхнулись на землю там, где стояли, и принялись тупо поглощать еду. Никакого живописного вида, ничего, кроме удручающе-безмолвного кустарника. Оба проводника, отойдя немного в сторону, с нетерпением следили за нами.

Просто удивительно, что могут сделать с человеком несколько ломтей хлеба с мясом! Жизнь вновь побежала по нашим жилам, а в сердце затеплилась надежда. Глоток сладкого кофе из термоса ускорил начавшийся процесс возрождения. Я с трудом поднялся на ноги, чтобы еще раз совершить невозможное. Когда мы двинулись в путь, вытянувшись в цепочку, я плелся в самом конце.

Проводники умоляли нас хранить абсолютное молчание, так что на последних метрах подъема тишина сделалась физически ощутимой. Она окружала нас плотной непроницаемой оболочкой, давила свинцовой тяжестью. Казалось, будто мы обернуты в несколько слоев тишины. Хотелось вытащить из ушей вату и вновь обрести утраченный слух. Это наваждение безмолвия, это отрицание звука было внезапно прервано пронзительным воплем, донесшимся откуда-то снизу. Ощущение было странным, если не сказать кошмарным. Как будто кто-то неожиданно стукнул тебя по затылку. И ты стоишь оглушенный, растерянный, с выпрыгивающим из груди сердцем. Вдруг один из проводников схватил меня за руку, поволок через кустарник и вытолкнул на небольшой пригорок, где уже находились остальные мои спутники. Я взглянул туда же, куда смотрели они, и громко воскликнул: «До чего же прекрасен!»

Он действительно был прекрасен, этот огромный самец с лоснящейся шерстью, стоявший полусгорбившись, полувыпрямившись, широко раскинув могучие руки. Я и не подозревал, что он может быть столь черным. Весь он был как мощная выточенная из черного камня колонна: чёрный ежик волос на голове, устремленные в нашу сторону черные, глубоко посаженные глаза, огромные, лоснящиеся, как чёрная резина, ноздри и чёрная бородка. Слегка переменив позу, он по-прежнему не отрывал от нас пристального взгляда. В нём была величественность древнего пророка. Это было самое замечательное и великолепное животное из всех, которых мне когда-либо доводилось видеть. В тот момент у меня было только одно желание: выйти из своего укрытия, подойти к нему, понять его — общаться с ним. Эти чувства (а я не единственный, кто испытал их в присутствии гориллы) коренным образом отличаются от того, что обычно ощущает человек при встрече с другими крупными африканскими животными. Когда вы слышите рычание льва, или, подойдя слишком близко к слону, обнаруживаете, что он начинает похлопывать ушами, или видите, как носорог, низко наклонив голову, поворачивается в вашу сторону, вы хотите только одного — поскорее убежать, особенно если у вас нет при себе оружия, но даже и тогда, когда оно у вас есть. Вы понимаете, что перед вами зверь, дикий, инстинктивно враждебный, в основе своей убийца. Но при встрече с гориллой возникает ощущение взаимопонимания. Как бы вы ни были напуганы, вы всё-таки сознаете, что можно сделать какой-то жест или издать какой-то звук, который животное способно понять. Во всяком случае, вы не испытываете инстинктивного желания повернуться и убежать.

Позднее я припомнил ещё одну особенность этого эпизода. Обычно встретившись с редким диким животным, путешественник тотчас хватается за бинокль или фотоаппарат. Это — рефлекторное действие. Горилла находилась на расстоянии 30 метров. Правда, нас разделяли заросли кустарника и едва ли можно было рассчитывать на удачную фотографию, но уж разглядеть-то её в бинокль не составляло особого труда. Тем не менее ни один из нас не шевельнулся. Что касается меня, то мне не хотелось пропустить даже нескольких мгновений этой встречи, потратив их на то, чтобы поднести к глазам бинокль. Я испытывал желание просто смотреть и видеть этого великолепного самца всего, с головы до ног.

Внезапно он поднялся и выпрямился во весь рост. Если бы даже я и намеревался, повинуясь безотчетному порыву, двинуться навстречу животному, то в тот момент я бы наверняка остановился — он был огромен в своем величии и могуществе. Теперь, вероятно, он начнет бить себя в грудь, демонстрируя свою силу, чтобы дать возможность семейству, хотя и не замеченному нами, но, наверное, находившемуся где-то поблизости, уйти подальше. Однако он не стал делать этого. Он поднял голову и издал один из своих леденящих душу лающих воплей. И снова при этих звуках все вокруг, казалось, замерло и остановилось, в том числе и биение моего сердца. Затем он опустился на четвереньки и исчез вдали. Следовать за ним не имело смысла: несмотря на свои размеры, он передвигался во много раз быстрее нас.

Таким был конец этого спектакля, который длился, я думаю, около трёх минут. И всё-таки, перебирая в памяти многочисленные впечатления от путешествий последних лет, я считаю эту встречу самой волнующей из всех, что выпали на мою долю. Я помню, как наши проводники, нарушившие обет молчания, в котором больше не было нужды, принялись энергично про-рубать дорогу через заросли; как они улыбались и шутили, явно довольные тем, что мы были довольны; как я, точно молодая газель, спускался целых два часа с горы, не чувствуя усталости и забыв о стёртых в кровь ногах.


natuerlich.ru © 2008-2015
Все права защищены
E-mail:info@natuerlich.ru
Главная    :    Статьи    :    Контакты    :    Карта сайта