ПРИРОДА И ЧЕЛОВЕК
На Главную Написать письмо Карта сайта
ГЛАВНАЯ
СТАТЬИ
КОНТАКТЫ
КАРТА
ПРИРОДА ДАЕТ ДОСТАТОЧНО, ЧТОБЫ
УДОВЛЕТВОРИТЬ ЕСТЕСТВЕННЫЕ ПОТРЕБНОСТИ
Сенека
ОКЕАН И АТМОСФЕРА
Океан
Атмосфера
Взаимодействие
РАСТЕНИЯ В БЫТУ
Природа
Помощники
Эстетика
ЧАЙНЫЙ ГРИБ
Уход за грибом и разведение
Лечение чайным грибом
Чайный гриб в кулинарии
Статьи / Землятрясение в чилийском городе Арика
8 августа 1868 года погиб чилийский город Арика. Во время землетрясения в порту стояло американское военное судно «Уотери», лейтенант которого Биллингс описал эту катастрофу. Вот что он рассказал впоследствии об этом одном из крупнейших зарегистрированных землетрясений:

«Около четырех часов дня мы с капитаном сидели в каюте. Внезапно мы вскочили: судно вибрировало, словно с него спускали якорь и цепь стучала в якорном клюзе. Зная, что этого не могло быть, мы выбежали на капитанский мостик. Наше внимание тотчас же привлекло густое облако пыли, которое ползло с юго-востока. Одновременно непрерывно усиливался устрашающий грохот. Перед нашими изумленными глазами холмы, казалось, качались, а поверхность грунта колебалась, словно по ней бежали в беспорядке короткие и прерывистые волны, как на море при сильном волнении.

Надвинувшееся облако окутало Арику. В то же мгновение сквозь его непроницаемую завесу донеслись крики о помощи, грохот рушащихся зданий и тысячи разноголосых смешавшихся звуков пораженного стихийным бедствием города. Тем временем наш корабль стал неистово трястись, словно под действием какой-то гигантской силы. Потом облако поползло дальше.

Пыль постепенно рассеивалась, и мы смотрели на берег, не в силах поверить собственным глазам. На месте, где несколько мгновений назад лежал процветающий город, мы увидели одни только груды развалин, в которых барахтались получившие менее тяжелые увечья люди из числа тех несчастных, кто пострадал от обломков своих же собственных жилищ. Воздух содрогался от криков, воплей, призывов на помощь под немилосердно палящими лучами солнца, ярко сияющего на безоблачном небе.

Опасаясь приближения цунами, мы обернулись в сторону открытого моря. Но оно было безмятежно спокойным, и можно было подумать, что те четыре или пять минут, которые нам пришлось пережить, и зрелище страшного опустошения, оставшееся на мгновение у нас за спиной, были лишь кошмарным сновидением. Из предосторожности капитан все же отдал приказ спустить запасные якоря, закрыть люки, закрепить пушки, натянуть спасательные веревки.

Тем временем на суше оставшиеся в живых после катастрофы люди сбегались к берегу и, столпившись на небольшом причале, умоляли команды судов помочь им извлечь из-под невероятного нагромождения обломков своих близких и перенести их на корабли, стоявшие на якоре, которые, казалось, находились вне опасности. Этого мы уже не могли выдержать, и шлюпка, в которую село тринадцать человек команды, тотчас же отчалила от судна. Достигнув берега, весь экипаж высадился, и в лодке остался для охраны только один матрос. Мы же на борту стали спешно собирать для отправки на сушу отряд в сорок человек, вооружив их лопатами, кирками. В это время наше внимание привлек глухой рокот. Взглянув на берег, мы, к своему неописуемому ужасу, обнаружили, что на том месте, где на мгновение раньше находился черневший от толпы людей причал, больше не было ничего: в один момент все было поглощено внезапно нахлынувшим морем. На корабле же этот прилив моря никто не заметил. Одновременно мы увидели шлюпку с матросом, с неудержимой силой увлекаемую морским валом прямо к высокому отвесному утесу Моро. Волна разбилась о скалу, и шлюпка с матросом исчезла в белой пене.

В это же мгновение произошло новое сотрясение, сопровождавшееся на берегу ужасающим гулом, длившимся несколько минут. Мы снова увидели, как по земле стали справа налево двигаться волны. На этот раз море отхлынуло так далеко, что наш корабль сел на мель. Дно океана обнажилось, и перед нашими глазами открылось нечто, никогда прежде не виденное: на дне бились рыбы, шевелились морские животные. Суда с округлым корпусом легли на борт, но наш «Уотери» опустился прямо на свое плоское дно. Море снова нахлынуло, но не одиночной волной, а каким-то гигантским приливом, и корабли наших несчастных товарищей перевернулись вверх килем, тогда как наш «Уотери» всплыл невредимым на бурной воде.

С этого момента морская стихия, казалось, бросила вызов всем законам природы. Стремительные течения таскали наш корабль в самых различных направлениях. Мы неслись со скоростью, какой в другое время ни за что не могли бы достичь, даже если бы шли самым полным ходом. Земля через неравные промежутки времени продолжала содрогаться, однако с каждым разом все слабее и не так долго.

Перуанский броненосец «Америка», считавшийся в то время одним из самых быстроходных судов в мире, все время держался на поверхности, как и американский корабль «Фредония». Пытаясь уйти в открытое море до наступления низкой воды, броненосец пустил полным ходом все машины, однако задел за дно, и корпус корабля получил пробоину. Тем временем течение подхватило корабль и стремительно погнало его к берегу. С извергающими густой черный дым трубами корабль, казалось, мчался на помощь лишенной всякого управления «Фредонии», которую с неудержимой силой несло к обрывистым скалам Моро. Полагая, что «Америка» действительно спешит к ним на помощь», капитан «Фредонии» Дайер подбежал к корме и крикнул людям на корабле, находившемся на расстоянии всего нескольких метров: «Эй! Вы нам ничем не можете помочь, корабль дал течь. Спасайтесь сами! До свидания!» Спустя мгновение «Фредония» разбилась о скалы в щепки, и ни один человек из команды не спасся. Одновременно каким-то чудом обратное течение подхватило перуанский корабль и увлекло его в другом направлении.

Прошла часть ночи, когда раздался крик вахтенного, сообщившего о приближении приливной волны. Вглядываясь в темноту, мы сначала заметили тонкую светящуюся полоску, которая, казалось, вздымалась все выше и выше прямо к небу. Гребень волны, увенчанный зловещим фосфоресцирующим сиянием, бросал сверху свет на страшную толпу черных водных масс. Возвещая о своем приближении тысячеголосым ревом, сливающимся с громовыми раскатами прибоя, приливная волна, появления которой мы с ужасом ждали в течение многих часов, наконец, обрушилась на нас. Из всех выпавших на нашу долю кошмарных испытаний эта волна, казалось, была самым страшным. Мы были прикованы ко дну якорными цепями и не могли спастись бегством. Мы приняли все меры предосторожности, какие только были в человеческих силах, и теперь нам не оставалось ничего другого, как смотреть на приближение чудовищной волны. Лишенные какой-либо надежды на то, что судно сможет пройти сквозь толщу стремительно надвигающейся водяной горы, грозящей раздавить его, мы могли только покрепче вцепиться в поручни и ждать конца.

С оглушительным ревом волна поглотила наш корабль, захлестнув его массами воды и песка. Мы оставались под водой в течение некоторого времени, показавшегося нам бесконечным. Затем, глухо кряхтя всем корпусом, наш старый крепкий «Уотери» выбрался на поверхность вместе со всем своим экипажем, задыхающимся и продолжавшим цепляться за поручни. Несколько человек было тяжело ранено, никто не убит, все оказались на борту. Это было настоящим чудом, и я сам до сих пор не могу в него поверить.

Не подлежит сомнению, что своим спасением мы обязаны особой конструкции и форме корабля, благодаря которым вода стекала с палубы почти с такой же быстротой, как с плота.

Со страшной стремительностью течение увлекло наш корабль за собой, но вскоре он остановился. Подождав немного, мы, наконец, спустили за борт фонарь. Оказалось, судно прочно село на мель. Где? Этого мы не знали. Волны еще несколько раз ударяли о наш корабль, но уже гораздо слабее, а затем прекратились совсем. Некоторое время мы оставались на своих постах, но так как корабль стоял неподвижно и ничего нового не произошло, измученной команде был отдан приказ спуститься вниз и спать в гамаках.

Взошло солнце и озарило картину такого страшного опустошения, какое не часто приходится наблюдать. Мы находились на суше в пяти километрах от нашей якорной стоянки и в трех километрах от берега. Волна с невероятной быстротой перенесла наш корабль через песчаные дюны, окаймляющие берега, через долину за железную дорогу, ведущую в Боливию, бросив его у подножия берегового хребта Кордильер. На почти отвесной скале мы обнаружили следы ударов приливной волны: это было на высоте 47 футов... Если бы волна пронесла нас еще футов на 200 дальше, то корабль разбился бы об отвесную гору.

Возле нашего корабля валялись обломки большого трехмачтового английского судна «Ванаселиа». Одна из якорных цепей обмоталась вокруг него во всю свою длину — значит, корабль неоднократно переворачивался от кормы к носу. Немного поодаль, по направлению к морю, лежал накренившийся на борт и получивший пробоины броненосец «Америка».

Сам город исчез. На его месте простиралась однообразная песчаная равнина. Кроме прилепившихся к горе пригородов, ни один дом не указывал места, где прежде находился город Арика. Все здания, сложенные из пустотелых глиняных кирпичей, именуемых «адоби», рухнули от подземных толчков, а затем море смыло обломки. В пригородах, расположенных выше достигнутого морем уровня, мы пробирались среди ужасающего нагромождения обломков высотой шесть — десять метров, где все перемешалось, включая и трупы людей. Из 10 или 15 тысяч жителей, насчитывавшихся в Арике, осталось в живых едва ли несколько сотен несчастных».


natuerlich.ru © 2008-2015
Все права защищены
E-mail:info@natuerlich.ru
Главная    :    Статьи    :    Контакты    :    Карта сайта